Канистерапия

Канистерапия (c) dmuth, http://www.flickr.com/photos/dmuth/

Что такое канистерапия? Каждая ли собака может стать терапевтом, нужны ли такие терапевты? Как воспринимают такую работу сами собаки?

В последние годы канистерапия (анималотерапия с собаками) стала очень популярной. При этом при подготовке собак почти все тренеры сосредоточены на «дрессировке», то есть выработке специальных автоматических навыков. Фокус, однако, в том, что «дрессировка» — это только дополнение к основным качествам собаки — ее врожденной способности к радостному контакту с пациентами, стрессоустойчивости и терпению.

Собака — это не плюшевая игрушка и не таблетка. Это живое существо, имеющее развитую психику. Его реакции являются ответом на поведение социального партнера, и управляются с помощью команд только лишь отчасти.

Как действует канистерапия?

Когда я сажусь рядом со своей собакой и вдыхаю запах ее шерсти, я чувствую, как этот запах растекается по моим венам и все мое тело расслабляется. Я погружаюсь в состояние полного покоя и счастья. Внешний мир и все мои заботы исчезают, словно их не было.

Моя соседка рассказала мне, как ее собака спасла ее от самоубийства просто тем, что была рядом, как верный друг: Я просто не могла сделать этого, потому что не могла оставить ее одну. Она давала мне силы и показывала, что в жизни есть и прекрасная сторона. Она сама была одной из этих прекрасных сторон.

Любовь к природе и животным заложена в нас с рождения (c) kizzzbeth, http://www.flickr.com/photos/31403417@N00/

Любовь к природе и животным заложена в нас генетически. Американский биолог Эдвард Уилсон называет это явление биофилией. Если индивидуальный опыт человека не заблокировал это качество, один только вид собаки может вызывать у него приятное чувство, способствующее оздоровлению. Чем восприимчивее человек, тем точнее он воспринимает состояние собаки: радостные животные вызывают в нем радость, а подавленные заставляют испытывать сострадание. Именно поэтому канистерапия может быть эффективной только в том случае, когда собака сама находится в хорошем эмоциональном состоянии. В этом случае между собакой и больным происходит обмен положительными эмоциями, «зеркалирование».

Механизм этого обмена основан на том, что у людей и других животных в мозгу существуют зеркальные нейроны, одной из функций которых, видимо, является создание социальной связи на тончайшем уровне. Это позволяет социальным партнерам тонко подстраиваться под эмоциональное состояние другого и влиять на него. У разных особей зеркальные нейроны имеют разное «качество настройки». Чем точнее они настроены, тем выше эмпатия; чем больше совпадают «настройки» нейронов разных особей, тем лучше они понимают друг друга и тем больше они способны влиять друг на друга. Собаки, в отличие от других животных, очень близки человеку. Многие из них способны очень точно понимать состояние человека и гибко под него подстраиваться: вести себя так, чтобы не раздражать человека, а понемногу успокаивать его, повышая ему таким образом настроение — точно так же, как они это делают со своими сородичами, если те нервничают. Во время общения с собакой в организме больного вырабатывается гормон окситоцин, который и вызывает целый комплекс других положительных изменений.

Японские собаки-терапевты роботы

В Японии используются «автоматические» собаки-терапевты — роботы. Исследования показывают, что положительную реакцию на образ такой собаки показывают только люди, у которых уже был значительный опыт общения с настоящими собаками. Так, фотография собаки или игрушка могут разбудить приятные воспоминания, которые действительно положительно влияют на настроение. Те люди, которые никогда не общались с живой собакой, ничего вспомнить не могут, поэтому эффекта канистерапии у них не возникает.

Ненаправленная канистерапия

Обычно сеанс направленной канистерапии представляет собой ряд специальных упражнений, направленных на устранение какой-то конкретной проблемы.

анималотерапия (c) Franklin Park Library, http://www.flickr.com/photos/franklinparklibrary/

Ненаправленная канистерапия заключается в том, что собаку помещают в окружение больного человека (например, в семью), где она должна положительно влиять уже одним своим присутствием. Пару лет назад были проведены исследования таких семей. Выяснилось, что в 50% семей присутствие собаки действительно дали положительный результат. Для остальных семей собака наоборот стала источником дополнительного стресса.

Как и следовало ожидать, влияние собаки зависело от общей обстановки в семье: люди, которые уже жили в состоянии социального стресса, заведя собаку, только ухудшили свой социальный климат. Например, те, кто ожидал от собаки, что она выведет их из состояния депрессии или помирит всех членов семьи, на деле приобрели еще одну проблему — собаку, страдающую от социального стресса, поведение которой иногда доходило до неуправляемости.

Примерно такую же картину я наблюдала в доме для пожилых людей, где жили исключительно люди с поврежденной психикой. Хозяйка дома подселила к ним молодую собаку, которая создавала суету, сильно раздражая его обитателей.

Проблемы канистерапии

Собаки-терапевты тоже страдают. Далеко не каждая собака может быть терапевтом в силу своего характера. Полноценные собаки-терапевты — это скорее исключение, чем правило. Это своего рода отдельные таланты, которые необходимо специально выискивать и развивать для работы в совершенно конкретных условиях.

Люди, которые работали в больнице, приюте для детей-сирот или доме для пожилых людей, знают, насколько сильно состояние пациентов влияет на их собственное состояние. У этих специалистов психологи нередко отмечают так называемый синдром помощника, который, кроме прочего, выражается в сильном эмоциональном «отуплении» и повышенной стрессовости, что в результате приводит на больничную койку их самих.

Собаки-терапевты тоже выполняют свою роль не так радостно, как принято считать. Больной может раздражать их тем, что ведет себя необычным образом, его движения, голос и прикосновения к собаке могут пугать ее. Сама обстановка вокруг больного, наполненная неприяными собаке запахами и предметами тоже является источником сильного стресса. Теперь уже не секрет, что большинство животных при интенсивной загрузке не может долго выполнять свою работу и быстро заболевает.

собака-терапевт и стресс (c) shawncalhoun, http://www.flickr.com/photos/shawncalhoun/

Работа терапевта противоречит природе собаки. Во время тренировок можно только приучить собаку терпеть различные манипуляции людей и в той или иной степени не бояться особенностей их поведения. Но их нельзя научить любить эти особенности и воспринимать как нечто естественное. На этом фоне представляется невероятным, чтобы собака-терапевт работала по восемь часов в день всю неделю, добывая своему хозяину полноценную зарплату.

Поэтому правильно построенная канистерапия учитывает аспекты защиты собак от чрезмерных стрессовых нагрузок. Необходимо постоянно следить за состоянием самой собаки как во время работы, так и после нее. Ответственные хэндлеры не заставляют своих собак работать чаще и дольше, чем те могут выдержать. Степень усталости собаки они определяют по тончайшим признакам стресса, который, как известно, на самой начальной стадии выражается сигналами примирения. Во время перерыва хэндлер может эффективно успокоить собаку, имитируя сигналы примирения.

В свободное время собака-терапевт ни в коем случае не должны попадать за решетки вольеров или оказываться изолированной или привязанной, так как такая жизнь сама по себе является сильнейшим стрессом для любой собаки. Напротив: она должна свободно жить рядом со своим хозяином как равноправный и любимый член семьи и иметь возможность отдыхать, бегая на свободе и общаясь с другими собаками. Словом, она должна иметь возможность жить так как положено любой нормальной собаке.

Собаки-терапевты как массовый продукт?

В последние десятилетия наблюдается тенденция поставить производство собак-терапевтов «на промышленные рельсы». Так, появились целые питомники-фабрики таких собак. С другой стороны, есть организации, которые ставят своей задачей с помощью дрессировки «ковать терапевтов» из любой собаки, тем более, что их хозяева, окрыленные модной тенденцией, платят за такую тренировку солидные суммы.

Дело усугубляет еще и тот факт, что кинология до сих пор находится под гнетом предрассудков пятидесятилетней давности, и специалисты, обученные в этой обстановке, зачастую не способны даже обучить собаку-компаньона простым навыкам, не искалечив ей психику — не говоря уже о том, чтобы воспитать высококвалифицированного терапевта. В результате многие кандидаты на роль терапевтов отбраковываются и вместо рабочего места получают смертельный укол.

Не надо фанатизма

В последнее время о собаках-терапевтах говорят так много, что складывается впечатление, будто их рассматривают как панацею и хотят сделать «каждой бочке затычкой». Но не надо преувеличивать значение собаки, тем более, что обучение и работа с такой собакой сопряжены со сложностями, достаточно большими финансовыми расходами и бюрократической волокитой. Кроме того, собаки тоже начинают страдать от проблем своих пациентов.

Да и стоит ли приносить собак в жертву, если многие проблемы можно решить и без них? Скажем, улучшение психологического климата в семье зависит в первую очередь от умения и желания ее членов понимать друг друга; повысить собственную мотивацию в жизни можно только работая над развитием своей личности, повысить настроение больному можно, создавая вокруг него приятную социальную обстановку и разнообразную окружающую среду, делая его полноценным членом общества (насколько это возможно); обучать детей эмоциональному восприятию можно с помощью специальных уроков музыки и т.д. Собаки — это всего лишь хорошее дополнение ко всем этим занятиям, которое пригодно лишь для тех, кто уже и так любит собак и у кого они вызывают сильные положительные эмоциии.

Автор: Ольга Кажарская, 5 марта 2011
издательство Догфренд Паблишерс.