Традиционная кинология, «позитив» и новая кинология. Сравнение

Традиционная кинология, позитив и новая кинология

Сравнение традиционной кинологии, «позитива» и новой кинологии. Примеры того, как рассматриваются различные ситуации в каждой из этих систем.

Эту статью можно скачать в виде брошюры в формате PDF (358 Кбайт).

Содержание

Скачать брошюру в формате PDF
  1. Почему я написала эту брошюру?
  2. Разные взгляды на собаку
  3. Механический подход
  4. Мифы вместо этологии
  5. Армейские замашки в общении с членом семьи
  6. Под одну гребенку…
  7. Психический террор
  8. Воздействие рекламы
  9. Коренные отличия новой кинологии
  10. Список рекомендуемой литературы

Почему я написала эту брошюру?

Ко мне часто обращаются люди, гордо сообщающие, что работают по системе новой кинологии. Меня такие заявления настораживают. На территории бывшего СССР специалистов, прошедших курс тренеров по новой кинологии, пока очень мало — и мы хорошо знаем друг друга. Все остальные кинологи и владельцы собак в большинстве своем не понимают разницу между позитивным подходом в кинологии и тем, чем занимаемся мы — новой кинологией. В данной брошюре я постаралась разъяснить эту разницу на достаточно большом числе примеров.

Если не прикладывать усилия, чтобы понять физиологию и психологию поведения собаки, многие методы, которые считают позитивным, в действительности либо непосредственно причиняют вред, либо косвенно снова приводят к необходимости использования насилия.

Разные взгляды на собаку

Новая кинология

Современная этология показывает, что социальные животные, в том числе собаки, обладают врожденными когнитивными способностями, позволяющими им строить естественные гибкие социальные отношения с людьми и другими животными, а также гибко приспосабливаться к жизни в среде обитания, в том числе — созданной людьми.

Поэтому новая кинология предлагает воспитывать собаку таким образом, чтобы в ней активизировались и развивались естественные механизмы построения социального контакта в семье и приспособления к окружающему миру. Такой стиль воспитания возможен только, если хозяин выполняет несколько основных правил:

  1. строит с собакой полноценный социальный контакт, основанный на заботливом отношении;
  2. поддерживает здоровье собаки, а также ее ментальное и физическое развитие;
  3. обучает собаку методом положительного подкрепления;
  4. воспринимает собаку такой, какая она есть, не проецируя на нее свои представления, основанные на моде, материальной выгоде и предрассудках.

Традиционная, или «кирзовая» кинология

Традиционная кинология предполагает, что воспитание собаки — это подавление ее «дикой сущности», в том числе ее «естественной склонности к агрессии и доминированию» до состояния полного подчинения. При этом считается, что собака должна постоянно находиться под контролем, беспрекословно подчиняться и уметь надежно выполнять команды послушания. Уровень общих знаний современного человека показывает, что такое обращение с собакой является систематической травматизацией собак с целью получения беспомощного существа, не способного к самостоятельным действиям.

«Позитив»

В последние годы люди все больше начинают понимать, что кинология, основанная на насилии, ведет к проблемам. Поэтому у многих появилось желание найти положительные методы обращения с собакой. Так родилось направление, названное «позитивом». Однако у понятия «позитив» нет точного определения. Как правило, позитивом называют использование метода положительного подкрепления и отказ от наказаний. Но понятие наказания для многих также остается неопределенным — что считать негативным воздействием? Несмотря на все сходства млекопитающих, восприятие собаки во многом отличается от нашего. Собаки значительно восприимчивее нас, и то, что может показаться нам приятным, может вызывать у собаки сильный стресс.

Но до последнего времени нам не предоставлялась возможность достаточно хорошо изучить собак, чтобы научиться смотреть на мир с точки зрения собаки. Кроме того, за многовековую историю одомашнивания мы проецировали на собак свое собственное мировоззрение. Поэтому многие знания людей о собаках и методы обращения с ними оказались ошибочными. Пока мы не избавимся от этих ошибок, тренеры и хозяева будут то и дело невольно проявлять насилие.

Ниже я привожу примеры таких ошибок, описывая различные ситуации с различных точек зрения — традиционной кинологии, новой кинологии, а также позитива. Я также пытаюсь объяснить источник этих ошибок и доказать необходимость полноценной кинологии. Мы называем ее новой.

Примеры

Избалованная собака

Позитивно настроенный хозяин предоставляет собаке полную свободу действий. Он не против, чтобы собака спала на его диване, крала еду из его тарелки, просила у стола, тянула гулять в любимые ею места, игнорировала его зов и т. д. Он делает все, чтобы она была довольна, и сразу же откликается на ее просьбы. Именно такой образ семьи с собакой возникает у тех, кто ненавидит позитив. Действительно, в результате такого обращения собака станет тираном, и ее поведение рано или поздно начнет действовать на нервы домочадцам и, возможно, другим людям. Причем этот тиран может оказаться как простым баловнем, так и агрессором, пускающим в ход зубы.

Как правило, с собаками, превратившимися в тиранов, обращаются к тренеру, который советует жесткую коррекцию поведения. Собаке диагностируют «доминантность» и начинают «понижать ее по рангу». Таким образом, собаке гарантировано грубое обращение в форме муштры, игнорирования, лишение так называемых «привилегий», нередко — побоев и других форм откровенного садизма, которые продолжаются до тех пор, пока собака не превратится в забитое существо.

Подобные случаи укрепляют сторонников жесткой кинологии во мнении, что собаке нужна крепкая рука, контроль и жесткие правила поведения. В итоге сторонники позитива, «на собственном опыте убедившиеся во вреде позитивных методов», иногда снова пополняют ряды приверженцев жесткого обращения с собакой.

Тренеры, сторонники позитива, поступают не так жестко — они советуют просто игнорировать собаку. Но собаки как социальные животные мучительно переносят изоляцию и от такого обращения могут получить психическую травму.

Новая кинология предлагает сделать отношения в семье нормальными, не прибегая вообще ни к каким особенным мерам. Из современной этологии поведения социальных животных (включая людей) мы знаем, что семья может существовать только, если ее члены заботятся друг о друге и каждый из них чем-то поступается ради благосостояния других. Если переложить это на отношения хозяина и собаки из данного примера, получается, что нормализовать ситуацию можно было бы, если бы хозяин просто перестал «носиться» с собакой и всего лишь настоял на том, чтобы собака всегда соблюдала определенные правила, учитывающие также собственные интересы хозяина. Так, можно было бы обращать на собаку внимание не каждый раз, а только когда хозяин сам готов к общению (например, в 50% случаев, чтобы собака не почувствовала себя изолированной, но в то же время не получала избыток внимания). Можно было бы научить собаку более надежно выполнять просьбы хозяина, и, таким образом, показать, что выполнение этих просьб очень важно. Можно было лишить собаку возможности красть еду со стола или отбирать «добытое», чтобы собака поняла, насколько бесполезны кражи.

Другими словами, вместо того, чтобы вести себя как «тряпка», хозяин должен был бы научиться вести себя как нормальный, самостоятельный человек — со своими предпочтениями и желаниями, оставляя собаке только часть ее свободы. Никакого подавления и насилия для решения этой проблемы не надо. Тем более если мы поймем, что животные, как и люди, учатся себя вести, исходя из сложившейся ситуации: если собака выучит, что любое ее действие ведет к успеху и никогда не узнает, что эти действия кому-то мешают, она не выучит границы допустимого. За избалованностью такой собаки не стоит злой умысел — собака всего лишь выучила, что ей позволено все. Но ее можно научить и обратному: не все ее желания выполнимы, потому что у других членов семьи тоже есть свои желания — и их надо учитывать.

Тренировка в игровой форме

В школе для собак тренер рассказывала, что какой-то позитивно настроенный тренер обучал собаку клиента в игровой форме. Когда эта собака вернулась домой, она начала возбужденно носиться по квартире и безобразничать. Поэтому тренер сделала вывод: «Тренировка не может быть в игровой форме, без наказаний, потому что собака от этого становится доминантной».

С точки зрения позитива тренер или хозяин просто пытался бы проигнорировать проблемы, вызванные стрессом от перегрузки.

С точки зрения новой кинологии, на площадке собака просто перевозбудилась и дома не могла быстро успокоиться. Во время занятий тренер просто не обратил внимания на симптомы стресса и не прекратил занятия, пока собака оставалась еще спокойной.

Контакт

О социальной природе отношений человека и собаки знает каждый. Каждому понятно, что качество совместной жизни с собакой зависит от качества общения. Вопрос о том, как добиться хорошего общения, ставится, пожалуй, чаще, чем все другие вопросы по содержанию собаки.

В традиционной кинологии контакт пытались создать насильственными методами. Собаку наказывали за потерю интереса к хозяину или тренеру во время «дрессировки», фиксировали ее внимание игнорированием, причинением боли, голодом и муштрой, наказаниями «указывали» ей «место в семье». Таким образом, собака получала психическую травму. Ее фиксация внимания на пугающем объекте, хозяине — это не социальная связь, а типичное выражение травмы.

Тренеры, придерживающиеся позитивных методов, предлагают создавать контакт более гуманными методами. Одни советуют заниматься с собакой интересным делом — спортом или тренировкой каких-то навыков. Другие считают, что любовь собаки можно завоевать или усилить, если выдавать ей за внимание к хозяину вознаграждение — лакомство или доступ к сокровенному ресурсу. Третьи советуют хозяину не давать собаке общаться с другими людьми и собаками, чтобы источником общения автоматически оставался только собственный хозяин. И т. д.

Как в первом, так и во втором случае может показаться, что контакт — это что-то среднее между зависимостью, послушанием и взаимным интересом. Хотя каждый определял это понятие по-своему и в связи с этим давал собственные советы по построению контакта.

В новой кинологии, как и в биологии, социальным контактом называется эмоциональная связь между социальными партнерами — в том числе человеком и собакой.

Наказание

Наказание — это негативное последствие от действий. Его суть состоит в том, чтобы создать у собаки негативную ассоциацию с нежелательным действием и, таким образом, снизить ее мотивацию к выполнению этого действия.

У многих людей понятие «позитив» ассоциируется с отказом от наказаний. Считается, что хозяин или тренер, придерживающийся позитивных методов, всегда положительно реагирует на поведение собаки, что бы она ни делала. Такие собачники действительно существуют, и их собаки действительно нередко становятся проблемными. Причиной этих проблем становится отсутствие ограничений нежелательных действий: собаку приучают к тому, что любое ее действие допустимо и границ дозволенного не существует.

Однако полное отсутствие негативных реакций на поведение собаки — это кардинальная ошибка, вызванная непониманием сути наказания. Такая ошибка возникла оттого, что в традиционной кинологии наказание — это применение грубых методов, вызывающих страх или боль. Такое наказание чаще всего не затрагивает внутреннюю мотивацию к нежелательному действию и поэтому не снижает ее. С другой стороны, грубое наказание может привести к множеству новых проблем — например, вызвать у собаки новые нежелательные негативные ассоциации, хронический страх перед новым наказанием, лишить желания кооперировать с человеком или убить мотивацию к выполнению определенных действий. Сильные наказания, как известно, приводят к психическим и физическим травмам, делая собаку пассивной.

Поэтому в новой кинологии грубое наказание не используется. Вместо этого в качестве наказания используют несколько видов реакции на нежелательное действие:

  • обучение альтернативным действиям (например, собаку приучают приносить игрушку вместо того, чтобы прыгать на гостя);
  • лишение успеха от нежелательного действия (например, у собаки отбирают украденный со стола кусок колбасы);
  • игнорирование нежелательного действия (например, навязчивой попытки привлечь внимание);
  • нежелательное действие останавливают различными способами (например, сигналом примирения «разделение», «отворачивание», отзыв в сторону и т.д.);
  • собаку стараются не ставить в ситуацию, с которой она не может справиться, не показывая нежелательное действие (например, не бросать ей мяч, если стресс от игры в мяч вызывает проблему поведения);
  • если нежелательное действие вызвано стрессом, собаку успокаивают простыми приемами, которые можно разучить заранее.

Каждая из реакций на нежелательное поведение зависит от конкретной ситуации и напоминает скорее гибкую коммуникацию, чем акт воспитания. В результате у собаки формируется новое поведение путем создания нужной ассоциации.

Приверженцы позитивных методов чаще всего используют смесь грубых методов наказания и виды реакций, используемых в новой кинологии. Это связано с тем, что для многих понятие наказания до сих пор остается чем-то плохо осознанным.

Механический подход

В «позитиве», как и в «кирзовой кинологии», очень часто используются механические методы обращения с собакой. Такой подход появился по историческим причинам и никак не связан с биологией поведения собаки.

Отсутствие технических средств и недостаток материалов исследований до последнего времени не давало возможности составить объективную картину поведения животных.

Поэтому исследователи поведения И. Павлов и Б. Скиннер, сильно повлиявшие на развитие этологии в России и США, сознательно отказались от упоминания внутренней жизни животных и ограничились только хорошо видимыми и легко проверяемыми фактами. Это привело к созданию стиля обращения с животными, напоминающего скорее управление машинами.

Механический подход не так заметен во время тренировки и решения проблем, как откровенное издевательство. Поэтому механические приемы нередко называют позитивными, хотя они могут причинять сильный вред.

Приучение к пугающим стимулам

Даже те, кто работает с помощью положительного подкрепления, часто совершает ошибку: собаку подводят к пугающему объекту так близко, что ей снова становится страшно. Но тренер не дает собаке уйти, ожидая, пока собака привыкнет. Рано или поздно собака действительно успокаивается. Тогда тренер решает, что цель обучения достигнута. Но те, кто знает, как работает нервная система, понимают, что тренер добился совершенно иного эффекта: не имея возможности уйти, собака просто внутренне сдалась. Тренировка привела ее в состояние беспомощности.

Результатом «насильственной терапии травмы» — перегрузки стимулами — может стать, наоборот, новая травматизация — когда собака начинает бояться пугающий стимул еще больше, чем раньше. Этот эффект наблюдается, например, после приучения собак к выстрелам: после тренировки 50% животных начинают панически бояться сильных звуков.

Сегодня мы знаем, что, приучая собаку к незнакомым или пугающим стимулам, важно тщательно избегать ситуаций, в которых эти стимулы снова могли бы вызвать стресс. Другими словами, начав приучать собаку к пугающим стимулам, необходимо полностью избавить ее от негативного воздействия этих стимулов.

Для этого тренер должен следить за тем, чтобы пугающий стимул находился на достаточно большом расстоянии. Это расстояние должно уменьшаться постепенно, по мере привыкания собаки. Только по сигналам внутреннего напряжения — сигналам примирения — можно определить, с какого расстояния нужно начинать тренировку и как долго оставаться на выбранном расстоянии.

Получается, что современный метод приучения дает собаке возможность получить новый, уже положительный опыт от встречи с пугающим стимулом, и, таким образом, превратить его в нейтральный или даже любимый. Побочным эффектом такой тренировки является состояние большей уверенности в себе и чувство внутреннего комфорта.

Сегодня можно простить тренеров, использующих метод перегрузки стимулами, только из-за того, что до 90-х годов ХХ века многое о работе нервной системы было неизвестно. Поэтому травмы людей традиционно решались перегрузками нервной системы пугающим раздражителем. Этот метод естественным образом был перенесен на животных.

«Радостные занятия»

Многие хозяева полюбили водить свою собаку на занятия, требующие большой физической активности. Даже если во время таких занятий используется только поощрение, занятия могут стать для собаки источником мучений.

Во-первых, подавляющее большинство людей не думают о том, есть ли у их собаки физические возможности к тем или иным занятиям. Так, на занятиях аджилити нередко можно видеть животных с болезнями опорно-двигательного аппарата. Боль мешает собаке работать. Тогда тренер «забывает» свои «позитивные» намерения — и заставляет собаку силой. В этом случае считается, что «такой собаке позитив не подходит».

Во-вторых, традиционно продолжительность занятий определяется желанием тренера или хозяина. При этом мало кто из них задается вопросом, как воспринимает занятия сама собака. Симптомы стресса, даже такие малозаметные как тяжелое дыхание, частое облизывание, слюнотечение, повышенная потливость и т.д. выдают усталость собаки. Если их постоянно игнорировать и продолжать тренировку, собака может попасть в состояние хронического стресса, а ее мотивация к работе сильно снизится.

Переключение внимания

Нередко советуют переключать внимание собаки с пугающего ее объекта, на какой-то другой предмет или задание. Этот метод подходит только для случаев, когда таким объектом является неживой предмет, незнакомое, редкое явление или человек очень необычного вида: собаки не могут научиться спокойно реагировать во всех случаях жизни.

Но если собака не способна спокойно реагировать на вид других собак и людей, этот метод не годится. Разница в том, что собакам необходимо общение с сородичами и другими людьми. Такое общение является одной из основных ментальных потребностей собак. Если это невозможно, другие собаки и люди будут продолжать вызывать интерес, но собака начнет реагировать на них фрустрацией. Это состояние выражается в агрессивных реакциях. Поэтому любая собака рано или поздно должна учиться правильно реагировать на сородичей, а не игнорировать их. Метод отвлечения внимания при этом может быть успешно использован только как способ пережить трудное время, когда тренировка по социализации еще не привела к нужному результату, и хозяева стараются снизить стресс от встречи с другими собаками во время прогулки.

Игнорирование языка телодвижений

Наказания не всегда выражаются в открытом насилии. Тренировка внешне может казаться весьма дружелюбной, хотя на деле она вызывает у собаки стресс.

На тренировочных площадках можно наблюдать сцены, когда тренируемую собаку облепляют или обхватывают со всех сторон. Как известно, у каждой собаки есть своя индивидуальная дистанция. Чем лучше отношения собаки с тренером, тем меньше эта дистанция. К тому же на состояние собаки оказывает влияние положение тела тренера, а также других людей в окружении собаки. Если тренер не следит за положением своего тела, он блокирует собаку.

Поэтому вместо того, чтобы учить упражнение, собака попадает в состояние стресса, который мешает собаке учить упражнение. Низкая успеваемость собаки наводит на мысль, что она трудно обучаема.

Физическое воздействие на собаку

Собаки чувствительны к прикосновениям. Поэтому, если тренер старается усадить или положить собаку, воздействуя на нее физически, он вызывает у нее состояние стресса — несмотря на лакомства.

В новой кинологии тренируемое поведение формируют без физических прикосновений.

Мифы вместо этологии

Кинология не может быть позитивной, если она основывается не на научных фактах, а на мифах, приводящих к хаосу в знаниях.

Контрастная дрессировка

Контрастная дрессировка состоит в том, что собаку хвалят за правильные действия и наказывают за неправильные. При этом говорят о том, что такой метод закрепляет нужное поведение и устраняет ненужное.

На деле этот метод запутывает собаку и приводит к низкой эффективности тренировки. Основная его проблема состоит в том, что стрессовая реакция, вызванная наказанием, имеет свою продолжительность. В этот промежуток времени собаке могут дать новое задание или поощрение. Получается, что организм собаки оказывается под действием фонового стресса от наказания, что снижает воздействие поощрения.

Более глубокие знания психологии показывают необходимость перейти на тренировку путем положительного подкрепления: собака быстро запоминает действия, за которые она получает поощрение. Поэтому во время обучения ей надо дать возможность сосредоточиться и выполнять именно желательные действия — вместо того, чтобы постоянно терроризировать ее за выполнение случайных ненужных движений.

Мотивация во время тренировки

Традиционно считалось, что самыми большими мотиваторами собаки являются ее инстинкты — физические потребности. Поэтому кинологи, даже при использовании положительного подкрепления, старались усилить эти потребности, заставляя собаку голодать, испытывать жажду, боль или нехватку социальных контактов.

Действительно, трудно мотивировать объевшуюся, пресытившуюся общением собаку. Но в такое состояние собаки практически никогда не попадают. Тем более, что между состоянием крайней потребности и состоянием пресыщения существует целый спектр других состояний, в которых собака довольна, но готова работать. Поэтому у собак всегда находится мотивация, чтобы съесть дополнительный лакомый кусочек или лишний раз приятно пообщаться — даже если это вознаграждение выдается за работу.

В новой кинологии тренируют только довольных собак в хорошей физической форме. Основные физические потребности животных должны быть удовлетворены еще до начала тренировки. В качестве мотиваторов используют, прежде всего, не физические потребности собаки, а ментальные. К ментальным потребностям относятся интерес, потребность развивать и применять свои таланты, желание испытывать новые ощущения, получать новые впечатления и радость от самого процесса работы, а также радость от кооперации с хозяином. Удовлетворяя свои ментальные потребности в процессе тренировки, собака вознаграждает сама себя. Лакомство при этом может играть только дополнительную роль. Для собаки это своего рода «указка», отмечающая правильные действия.

В качестве вознаграждения используются крошечные кусочки лакомств, подобранные самой собакой в ходе небольшого теста. Они не должны представлять собой полноценный обед. Это только средство дать собаке дополнительную приятную эмоцию от правильно выполненного упражнения — и, таким образом, закрепить его.

Разнообразие занятий

Собака не является автоматом. Ее когнитивные способности всегда участвуют в процессе обучения. Именно поэтому однообразная муштра ей может наскучить. В этом случае невозможно снова мотивировать собаку только положительным подкреплением — ей нужен отдых и смена занятий.

Необходимость разнообразия проявляется даже в мелочах повседневной жизни. Когда я много раз вожу свою собаку по одному и тому же маршруту на прогулке, она начинает отказываться идти со мной. Она останавливается на дороге и тянет в сторону леса или другой части речки, куда мы ходим не так часто. Если я хоть раз поддаюсь собаке и иду за ней по новому маршруту, в следующий раз она снова не против пойти со мной по привычной дороге. Но уже через 3-4 раза она опять начинает просить меня пойти куда-нибудь еще.

В традиционной кинологии, наоборот, принято любыми внешними воздействиями заставлять собаку выполнять монотонные упражнения по многу раз. В итоге собака должна сломаться — то есть превратиться в автомат.

Это происходит следующим образом: многократные повторения — это фактор стресса. Стресс ассоциируется у собаки с тренировкой, что снижает мотивацию. Тогда кажется естественным заставлять собаку насильно.

Школа, устроенная по принципу новой кинологии, предоставляет собаке разнообразные занятия. Эти занятия должны быть интересны собаке, увлекать ее. Поэтому они построены так, чтобы вызывать у собаки прежде всего внутреннюю мотивацию.

Если мы заставляем собаку часами ходить по кругу, сотни раз выполнять команды «Сидеть-Лежать-Стоять», если мы занимаемся только спортивными тренировками, определяем каждое ее движение командами и не даем возможности самостоятельно исследовать мир, мы отупляем собаку, убиваем ее ментальные способности. Но как раз эти способности и составляют основное преимущество собак!

Агрессия

Агрессия — это проявление самой высшей степени стресса. Если собака чувствует себя в опасности или опасается за свою семью и ресурсы, она старается сделать все, чтобы держать врага на расстоянии. Если это не удается, она может начать защищаться, убежать или замереть. В новой кинологии решение проблемы агрессии основано на том, чтобы снять напряжение у собаки. В случае, если собака агрессивно реагирует на одни и те же явления, ее негативные ассоциации меняют на положительные путем специальной тренировки по смене ассоциаций.

В связи с новым пониманием механизма агрессии, подавление агрессивной реакции не используется.

Проблемы переходного возраста

В переходном возрасте гормональные изменения приводят к перестройке всего организма, в том числе мозга. В результате собака становится плохо управляемой. Кроме того, перестройка мозга делает ее особенно ранимой и реактивной. Эту фазу развития необходимо перенести спокойно, сохраняя хороший контакт с собакой. При этом требования к ней снижаются, хозяин учится справляться с проблемами спокойным менеджментом ситуаций. Если же он будет стараться по традиции подавлять собаку, он рискует травмировать ее психически, создать множество негативных ассоциаций и разрушить контакт.

Доминантность: вместо комплексного подхода — тоннельное видение

Если тренер уверен, что все проблемы возникают от «стремления собаки доминировать», он сразу же отвергает позитив, и попадает в отряд мучителей собак. Таким образом, миф о стремлении собак доминировать можно назвать основной причиной «провала позитива». Тренер, а вслед за ним и хозяин, буквально заклеивают себе глаза и уши, концентрируясь на мифических «признаках доминирования» и упуская из виду множество сигналов, отражающих самые разные состояния и характер собаки. В настоящее время многократно доказано, что мнение о стремлении собак доминировать в семье не имеет никакого научного основания и не играет никакой практической роли для общения человека и собаки. Поэтому вопрос о доминантности собак исключен из практики новой кинологии.

Проблемы поведения

Согласно исследованиям, 80% проблем поведения — это симптомы стресса, в том числе боли. Нередко проблема создается целой комбинацией таких симптомов. Поэтому, в новой кинологии, вместо готовых рецептов решения проблем используют менеджмент стресса и тренировку новых навыков. Особое внимание уделяют ментальному и физическому развитию собаки.

В традиционной кинологии во внутреннее состояние собаки не вникают. Поэтому проблемы пытаются решить механическими методами или подавлением.

Например, наскакивание на других собак нередко считают попыткой доминировать или путают с сексуальным возбуждением. Я знаю людей, которые старались решить эту проблему с помощью электрошокового ошейника, битья, отвлечения лакомствами или кастрацией. Но «садка» — это известный симптом стресса, который появляется только в состоянии стресса и убирается успокоением собаки.

Армейские замашки в общении с членом семьи

Как известно, на развитие кинологии сильно повлияла армия. Военная история рассказывает, как тысячи собак были рекрутированы в армии разных стран, чтобы помогать на фронтах Первой и Второй мировых войн. Подготовкой собак для выполнения военных заданий в армии занимались специальные подразделения, использовавшие систему обучения собак, аналогичную системе обучения военных.

С тех пор прошло много десятилетий. Но положение в собачьих школах почти не изменилось. Получилось, что современные владельцы собак-компаньонов до сих пор получают «военные» инструкции по общению со своим четвероногим членом семьи.

Естественный контакт нельзя заменить командами

Курс послушания, как правило, включает тренировку команды «Ко мне». При этом многие забывают, что собака всегда подходит на зов, если у хозяина и собаки хорошие отношения, если он зовет ее радостно, а встречает по-дружески. Собака — это социальный партнер. Именно это создает у нее главную мотивацию подойти к хозяину.

Команда «Ко мне», тем более, произнесенная по-армейски, наоборот, лишает собаку естественной мотивации подойти. В результате, вместо нормального общения хозяин стараетесь привлечь собаку к себе с помощью какого-то искусственного сигнала. Даже если он использует лакомства, сделать это непросто: требуются месяцы повторений, прежде, чем собака научится выполнять команду «Ко мне» в разных ситуациях.

Под одну гребенку…

Собаки — это высшие животные. Поэтому их восприятие и поведение очень разнообразно. Для работы с ними нужны фундаментальные знания о том, как поведение образуется в нервной системе и какие факторы на него влияют. Именно поэтому невозможно использовать готовые инструкции обучения собаки и для решения проблем поведения.

Собака боится кого-то или что-то

Обычно считается, что с помощью лакомств собака может научиться признавать или даже научиться любить объект, который ей раньше был неприятен. Это утверждение верно только для тех случаев, когда незнакомый объект ведет себя нейтрально. Кроме того, важно учитывать, в какой ситуации собака встречается с неприятным ей объектом, как себя ведет этот объект, насколько сильно она его не любит и как она себя чувствует при встрече с ним. Именно поэтому совершенно неверно использовать формулировки для обозначения проблемы «Собака боится детей», «Собака агрессивно ведет себя по отношению к чужим», «Собака агрессивно ведет себя по отношению к бегунам, другим собакам и т.д.».

Другими словами, в каждый момент времени собака реагирует не сама по себе: ее реакция зависит от ситуации, в частности, от того, какие сигналы ей посылает пугающий объект. Поэтому, разрабатывая план терапии, важно собрать как можно больше данных о состоянии собаки в повседневной жизни, а также в конкретной проблемной ситуации.

Пугливость собаки приводит к страху расставания

Позитивное решение этой проблемы предусматривает постепенное приучение собаки к одиночеству. Сначала ее учат оставаться одной всего лишь одну минуту, потом две и т.д.

Однако такая тренировка останется безуспешной, если у собаки есть травма, связанная с одиночеством. Такую травму собаки нередко получают в раннем возрасте, когда щенку жизненно важно быть постоянно с членами своей семьи. Не понимая этого, люди начинают приучать щенка к одиночеству слишком рано или изолируют их, не задумываясь об их состоянии.

Неуверенные в себе собаки, а также собаки, к которым плохо относятся в семье, постоянно находятся в стрессе. Поэтому им тоже трудно выдержать стресс от одиночества. Для таких собак проблема страха расставания решается в первую очередь мероприятиями по снятию стресса, укреплению характера, улучшением контакта в семье.

Советы некоторых зоопсихологов «корректировать» страх расставания игнорированием, равнодушным уходом из дома или равнодушным возвращением выглядят вполне позитивно. Но на деле они еще больше усугубляют ситуацию, повышая социальный стресс. Все эти действия, с точки зрения собаки, являются асоциальными: у социальных животных принято прощаться при уходе и здороваться по возвращении. Отказ от общения, игнорирование, показывает собаке, что она нежеланный член семьи. Таким образом, эти, на первый взгляд, позитивные или нейтральные методы являются одной из форм издевательства над собакой.

Другой «положительный» совет — имитировать уход из дома, то и дело хватаясь за пальто, обувь, сумку, ключи, время от времени открывать дверь и т.д. также не вызывают доверия: собака всегда знает, когда вы действительно уходите, а когда только имитируете уход. Очень пугливую собаку каждая такая репетиция может пугать так же, как и настоящий уход. Поэтому она может оказаться в состоянии сильного стресса от ожидания очередного «ухода».

Психический террор

Тренировка с помощью кликера

Тренировка с помощью кликера считается исключительно позитивной. Это неудивительно: стремление уйти от насилия заставляет восхищаться методом, при котором можно только хвалить собаку, издавая клик.

Если собака неуверенна в себе и не отличается сильной нервной системой, кликер-тренировка тоже может вызвать у нее состояние сильного стресса. Когда пробуешь кликер-тренировку на себе, можно заметить, как неприятно постоянно ожидать клик, не зная, что тебе надо делать, чтобы его вызвать. Некоторые школы для собак, объясняя воздействие кликера, проводят кликер тренировку для самих хозяев. По свидетельствам тренера, некоторые из хозяев, ожидая клик, начинают сильно нервничать. То же самое происходит и с пугливыми, неуверенными в себе собаками.

Кроме того, кликер-тренировка может довести собаку до состояния тупого болванчика, который механически и до умопомрачения будет гоняться за кликом, не соображая, что происходит.

Эти два аспекта кликер-тренировки заметили уже современные тренеры, умеющие определять состояние стресса у собаки.

…кликер может не всем подходить, и он не панацея. Но сейчас стало модно считать, что «все продвинутые тренеры работают с кликером» — такой шаблон сложился.

Ужасно, когда кликер переносят на «нормальную» жизнь, буквально на все. Получается, что собака постоянно начеку и ждет, когда она услышит клик. Тем более, что на бытовом уровне вообще можно обойтись без кликера и без тренировок как таковых, собака учится просто «по жизни». Если хозяин адекватный, ведет себя последовательно и понятно собаке, если нормальные отношения в человеко-собачьей семье и налажена коммуникация, особых усилий и не надо прикладывать. Всякие сидеть, ждать, стой, подзыв и т.п. собаки учат «сами по себе».

Поэтому тренеры новой кинологии используют кликер только для обучения собак особенным трюкам, когда необходимо быстро и правильно поощрить собаку, находящуюся короткое время в необычной позе. Другими словами, кликер помогает сформировать особенно сложные виды поведения.

Даже психический террор можно назвать «позитивом»

Когда «просто» хотят объяснить суть позитива, советуют нужное поведение поощрять, а не нужное игнорировать. Это так, но под эту фразу можно подвести самый натуральный психологический террор.

Хозяйка хотела научить свою собаку носить металлическую гантель. Собакам редко нравится брать в рот стекло или металл, поэтому поднос металлической гантели считается «крутым». Собака в рот гантель не брала. Хозяйка не заставляла собаку физически! Она просто «игнорировала неверное поведение». Она убрала все игрушки в доме — все, кроме этой гантели, перестала играть с собакой и общаться с ней. Когда приходила с работы, никак не реагировала на встречающую ее собаку, только указывала на гантель и давала команду на поднос. Если собака не приносила гантель, хозяйка разворачивалась и больше не обращала на нее внимания. Через 3(!) недели тотального игнорирования, собака стала подносить гантель. Для обывателя в этой истории нет ничего ужасного — собаку же не избивали, и у нее был кажущийся выбор не приносить гантель. На самом деле выбора у собаки не было: собака — это социальное животное, и ей трудно выдержать игнорирование. Казалось бы, хозяйка только «положительно подкрепляла нужное поведение» — если собака брала гантель, очень радовалась, гладила ее, кормила и играла.

— Мария И., Москва.

Воздействие рекламы

На отношение людей к собакам и на стиль содержания существенное влияние оказывает развитие промышленности, изготавливающей товары для животных.

Причем, это воздействие настолько сильное, что хозяева перестают задумываться над тем, что они делают с собакой. Получается, что, с одной стороны, они искренне заботятся о своих питомцах, а с другой — создают им существенные проблемы.

Отсутствие полноценной пищи приводят к проблемам поведения

Позитивное общение и решение проблем возможно только, когда основные потребности собаки по большей степени удовлетворены. Если собака не получает нормальные продукты питания, а только сухой корм и консервы, ее организм голодает. Вместо питания собака получает чаще всего неперерабатываемый мусор: химические шарики корма ни в коей мере не напоминают продукты, пригодные для употребления в пищу.

Поэтому не стоит удивляться, что собака склонна просить у стола, подбирать мусор на улице, поедать кал и рыться в помойном ведре. Она может начать отказываться от предлагаемого хозяином корма. Все эти проблемы — всего лишь попытка собаки скомпенсировать недостаток витаминов и ферментов, а также снять неприятные ощущения в желудочно-кишечном тракте.

Отсутствие «живых» продуктов также негативно влияет на состояние нервной системы собаки, что приводит также и к другим проблемам, включая гиперактивность, агрессивность, пугливость, снижение способностей органов чувств, апатию, снижение способностей к обучению.

Можно сразу определить, какая из собак получает только сухой корм или консервы. Эти собаки беспокойно бродят, нюхая все вокруг с целью найти пищу. Во время тренировки лакомства так возбуждают их, что они начинают нервничать и не могут сосредоточиться. От них нередко исходит плохой запах, шерсть выглядит неухоженной, не блестит.

Поэтому решение проблем поведения без перехода на натуральное питание может оказаться неэффективным. От этого может возникнуть мысль, что положительным методом проблему решить невозможно.

Вспомогательные средства

Вспомогательные средства, обещающие механическим воздействием решать проблемы поведения собак и регулировать их поведение в повседневной жизни, чаще всего не причиняют видимую боль. Поэтому они не воспринимаются владельцами как нечто негативное. Однако надо всегда помнить, что собаки очень чувствительны, причем, их восприятие острее человеческого. Это легко понять, если вспомнить, например, что их органы чувств значительно более развиты, чем наши. Собаки очень чутко реагируют на прикосновения и даже способны воспринять состояние отдельных волосков на теле. Поэтому мы не можем предсказать все стороны воздействия вспомогательных средств, если не начнем специально исследовать этот вопрос. Например, если поводок устроен так, чтобы тянуть собаку назад при ее попытке тянуть вперед, то эта сила заставляет собаку сопротивляться и тянуть еще сильнее. Кроме того, физическое воздействие извне нередко приводит собаку в состояние растерянности и даже паники. Поэтому такие устройства могут нужным образом подействовать только на собак, лишенных собственной мотивации тянуть.

Другие вспомогательные средства оказывают более сильное негативное влияние на внутреннее состояние собаки, что обязательно выражается в ее поведении. Например, недоуздки (халти). На первых порах хозяин, возможно, даже увидит положительный результат от использования халти, так как собака действительно сразу же может перестать тянуть. Однако это происходит от того, что халти моментально приводит собаку в состояние депрессии. Халти воздействует на голову и шею собаки, вызывая неприятные и даже болевые ощущения. Голова и шея животного оказываются подверженными непредсказуемым воздействиям со стороны хозяина. Кроме того, у собаки пропадает возможность естественно реагировать на окружающую обстановку. Все это приводит ее в состояние стресса. Поэтому через некоторое время могут возникнуть другие проблемы: собака начнет сильнее нервничать при выходе на прогулку, начнет проявлять агрессию при встречах с другими собаками, станет более пассивной или, наоборот, снова начнет тянуть, панически стараясь убежать от неприятного воздействия халти. Помимо долговременных психических повреждений, халти может нанести собаке физические повреждения в области шеи и позвоночника.

Коренные отличия новой кинологии

Мы сказали, что новая кинология предлагает воспитывать и обучать собаку таким образом, чтобы в ней активизировались и развивались естественные механизмы построения социального контакта и приспособления к окружающему миру. Но это возможно только при наличии достаточно глубоких знаний о поведении собаки — о том, как работает нервная система собаки и как это выражается в поведении.

Поэтому в новой кинологии мы не можем, как в механической кинологии, ограничиться знаниями об общей структуре нервной системы — нам надо знать о ней в деталях.

Чтобы воздействовать на собаку действительно позитивно, надо понять, как в мозге происходит процесс обучения, как рождаются эмоции, что происходит под воздействием стресса и травмы. В последние годы усовершенствовались знания об инстинктах, когнитивных способностях и органах чувств собак. Мы многое узнали также о коммуникации у животных и о том, как они строят отношения с другими. В итоге для кинологии появился совершенно новый фундамент, который ни в коей мере нельзя сравнить с фундаментом, на котором стоит старая кинология, пусть даже и позитивная.

Мы поняли также, насколько мы похожи с нашими собаками — мы действительно «одной крови». Поэтому мы воспринимаем собак как полноценных членов своих семей и говорим о них уважительно, наблюдаем за ними, чтобы понять их, заботимся о них. Тогда действительно положительное воздействие на собаку — это всего лишь построение с ней естественного социального контакта в виде эмоциональной связи и обучение методом позитивного подкрепления.

Факторы, определяющие внутреннее состояние собаки

Поведение — это выражение внутреннего состояния организма. Оно определяется следующими факторами:

  1. стрессом
  2. эмоциями
  3. ментальными способностями
  4. генетическими факторами

Эти четыре фактора взаимосвязаны так тесно, что невозможно говорить об одном из них, не упоминая другие. Стресс вызывает изменения в организме. От этого изменяется эмоциональное состояние животного. Ментальные способности сильно зависят от состояния стресса. Ментальные способности, в свою очередь, влияют на уровень стресса и эмоции.

Большую роль играют генетические факторы. Они раскрываются постепенно, по мере развития организма, под влиянием условий окружающей среды.

Внешне поведение выражается в виде сигналов коммуникации. При этом понятие коммуникация подразумевает все виды сигналов, посылаемых организмом — неважно, сознательно это происходит или автоматически. Другими словами, организм всегда, в любой момент времени воспринимает сигналы от окружающего мира и отвечает на эти сигналы своим поведением.

Настрой

Чтобы сменить отношение собаки на действительно положительное, надо глубоко понять, что собаки тоже положительно настроены по отношению к нам. Они приходят в наши дома по нашей же воле и стараются научиться жить с нами на основе того опыта, который мы им предоставляем.

При этом схемы мышления, которые люди часто приписывают собакам — стремление отомстить или завоевать власть в семье, показать себя «круче» хозяина — являются всего лишь автоматическим отражением того, как данный конкретный человек или группа людей привыкли интерпретировать поведение других людей и строить с ними отношения. К собакам все это не имеет никакого отношения.

Мы и наши собаки станут значительно счастливее, а их поведение — более понятным, если мы снимем «черные очки», искажающие собаку неуместным очеловечиванием.

Чем больше человек знает о собаке, тем скорее он откажется от сознательного или неосознанного насилия над ней.

Список рекомендуемой литературы

  • Барри Итон. Доминантность: факт или вымысел?
  • Андерс Халлгрен. Альфа-cиндром: лидерство или неоправданная жестокость?
  • Андерс Халлгрен. Проблемы поведения — или боль в спине?
  • Тюрид Ругос. Диалог с собаками: сигналы примирения.
  • Тюрид Ругос. Лай — о чем говорят собаки?
  • Тюрид Ругос. Моя собака тянет за поводок. Что делать?
  • Кларисса ф. Райнхардт, Мартина Нагель. Стресс у собак.
  • Патриция МакКоннелл. Эмоции людей и собак.
  • Патриция МакКоннелл. По ту сторону поводка. Как понять собаку и стать понятным ей.
  • Анне Лилл Квам. Королевство Запахов. Поисковая работа для профессионалов и любителей.
  • Винки Спирс. Как подружиться со своей собакой и прожить с ней долгую жизнь.
  • Ольга Кажарская. Электрошоковый ошейник.
  • Ольга Кажарская. Новая кинология.
  • Ольга Кажарская. Что такое собака?

Автор: Ольга Кажарская, 2014

Эту статью можно скачать в виде брошюры в формате PDF (358 Кбайт).